ОРД: Атаманская альтернатива 1920 года

90 лет назад судьба Украины решалась на полях сражений. Казалось, еще не много – и разбитая под Варшавой Красная армия отступит за Днепр под ударами польско-украинских войск. Тем временем, Русская армия генерала Врангеля захватила Александровск (Запорожье) и вышла к Екатеринославу (Днепропетровск). Прорвавшись на правый берег Днепра, белые стремились объединиться с украинско-польскими войсками и создать общий фронт. Вся Украина полыхала крестьянскими восстаниями.

Решающее влияние на дальнейший ход событий оказало решение главы польского государства Юзефа Пилсудского заключить с большевиками перемирие. Под давлением общественного мнения он вынужден был отказаться от новой «киевской авантюры» и пойти на мирные переговоры. Высвободившиеся силы большевики тут же бросили против Врангеля…

И все же, в условиях осени 1920-го, когда перевес сил был незначителен, а военное счастье – изменчиво, исход борьбы зависел от многих факторов. Не только Пилсудский и Ленин, но и сами украинцы решали судьбу своей страны. Немаловажную роль в этой эпопее сыграли украинские повстанческие атаманы. Имя одного из них хорошо известно: Нестор Махно. Другой – Кость Пестушко – незаслуженно забыт.

Пиррова победа Махно

В сентябре 1920-го Повстанческая армия Махно партизанила в тылу большевистского Южного фронта, действовавшего против армии генерала Врангеля. Примерно 10-15 тысяч махновцев (кавалерия и мобильная пехота на телегах и тачанках при 10 орудиях и 200 пулеметах) оттягивали на себя втрое-вчетверо большие силы противника.

Повесив врангелевских парламентеров, батька однозначно отклонил предложение белых о союзе против красных. Однако в конце сентября, когда Врангель достиг значительных успехов, Махно, не смотря на предостережения многих своих командиров, снова согласился пойти на союз с большевиками.

Каждый стремился использовать альянс в своих интересах. Большевики таким образом укрепляли свой тыл и не только высвобождали свои силы, но также получали весьма ценного союзника для дальнейшей борьбы против Врангеля.

Махно получал передышку, автономию для своего гуляйпольского района и снабжение со складов Красной армии. Правда, от повстанческой армии откололось около 3-4 тысяч боевиков, протестуя против союза с большевиками. Но в то же время Махно получил возможность пополнить свои ряды – и в итоге под его началом оказалось около 14 тысяч человек.

Для борьбы с белыми батька выделил около трети сил. Крымский корпус махновцев принял активное участие в их разгроме. Но только скрылись за горизонтом корабли, увозившие остатки армии Врангеля и беженцев, как большевики объявили своего союзника вне закона. Махно чудом избежал полного разгрома, но получил удар такой силы, от которого уже не смог оправиться.

Девятая дивизия армии УНР

Во время советско-польской войны на стороне поляков сражалось восемь дивизий армии УНР. Все они, в большей или меньшей мере, были сформированы при польском содействии. Причем, Пилсудский не баловал союзников помощью. «Есть два метода научить людей плавать, – заявлял он в интервью британской The daily news. – Я предпочитаю бросать их на глубину и тем заставлять плыть. Собственно, это я и делаю с украинцами».

И, надо сказать, украинцы тогда показали примеры самоорганизации, которыми могут по праву гордиться. В тылу красных войск была создана еще одна украинская дивизия – Степная. Этот факт еще более достоин внимания, если учесть, что дивизия была создана на контролируемой врагом территории стараниями 22-летнего повстанческого атамана (полевого командира) Костя Пестушко и его соратников.

Кость Юрьевич Пестушко родился в 1898 году в многодетной зажиточной крестьянской семье в селе Ганнивка Екатеринославской губернии. Окончив школу, поступил в механико-техническое училище в Александровске, откуда добровольцем ушел на фронт Первой мировой войны. Храбро (о чем свидетельствуют награды) воевал на Кавказском и Западном фронтах, окончил школу прапорщиков.

После революции 1917-го его жизненный путь развивался типично для украинского повстанческого атамана тех времен: служба в ударном батальоне, демобилизация, мобилизация в армию гетмана Скоропадского и участие в антигетманском восстании, уклонение от мобилизации в армию Деникина и участие в восстании против белых. В январе 1920 г. Кость Пестушко возвращается в Ганнивку, куда вскоре вступают красные войска. Поначалу его арестовывают, но затем, как бывшего партизана, освобождают и назначают главой волостного ревкома.

С началом советско-польской войны была объявлена мобилизация в Красную армию. 12 мая 1920 года возглавляемые Костем Пестушко призывники, подняли восстание в Кривом Роге и после 7-часового боя захватили город. Через два дня вынуждены оставить Кривой Рог. Однако за это время Пестушко организовал из 800 несостоявшихся красноармейцев повстанческий отряд. Вскоре к нему присоединяется еще несколько отрядов, что позволяет атаману развернуть свои силы в дивизию. Атаман взял себе псевдоним Степовой-Блакытный, а его соединение стало называться Степной (Александрийской) дивизией армии УНР (у дивизии было несколько названий, а у атамана – несколько имен, что порою позволяло дезинформировать противника).

Дивизия имела оперативный штаб, контрразведку, канцелярию, госпиталь, дивизионный суд и комендатуру, а также комиссию по борьбе с бандитизмом. При дивизии действовал Повстанческий комитет Херсонщины и Екатеринославщины, осуществлявший политическое руководство. В отчетах ЧК отмечалось, что «лозунг Степового – Самостийна Украина».

Уже в июле под командованием Степового находится более 10 тысяч бойцов при 4 орудиях и 150 пулеметах: два пехотных полка, два – кавалерийских и “спецназ”: отдельный ударно-разведывательный отряд. Было у повстанцев и свое “чудо-оружие”: к обрезу винтовки приделывалась граммофонная труба – звук получался как от орудийного выстрела. Порою так удавалось дезинформировать противника о силах повстанческой артиллерии.

В августе повстанцам удается захватить следовавший на фронт эшелон с техникой. Благодаря этому на вооружении дивизии появляется 10 мотоциклов, 5 автомобилей и 3 броневика (правда, вскоре из-за нехватки топлива и отсутствия запчастей технику пришлось уничтожить). И все же, оружия не хватало: один из пехотных полков был вооружен самодельными пиками и вилами.

Роковой просчет атаманов

Степная дивизия и подчиняющиеся Повстанкому отряды оперировали в районе Херсон-Елисаветград-Александрия-Екатеринослав, контролируя обширные территории. Высокие боевые качества соединения признавали как свои, так и противник.

Впоследствии начальник политического отдела НКВД УССР Б.Козельский в книге “Путь предательства и авантюр” писал: «Александрийская дивизия интересна главным образом потому, что она явила собою, возможно, единственный пример, когда атаманам повезло объединиться и создать на длительное время серьезную боевую силу. Силы дивизии составляли 15-20 тысяч человек (вероятно, с отдельными отрядами, подчинявшимися Повстанкому. – Авт.). В районе деятельности Александрийской дивизии почти невозможно было проводить советскую работу. Они превратили некоторые уезды в кипящий котел».

А начальник штаба армии УНР генерал-хорунжий Михайло Капустянский так оценивал действия повстанцев: «На маргінесі вирішальних подій 1920 р. яскраво зарисовується роль, вага і значення організованого повстанського руху як сприятливого чинника в нашій боротьбі. Таким цінним чинником, зокрема, була дисциплінована, боєздатна і відважна Степова дивізія. Низка її блискучих перемог(розгром військової залоги в м. Олександрії, знищення червоної дивізії в м. Херсоні та незчисленних загонів повітових і губерніальних ЧК на Катеринославщині і Херсонщині, спаралізування основних комунікацій, що пов’язували західний і південний фронти і т.д.) та бойових осягів може служити зразком маневреності і оперативності, вправності її провідників та мужності і войовничої вдачі партизанів».

В сентябре 1920-го Степная дивизия вошла в контролируемый повстанцами район “Холодноярский республики” возле Черкасс. 24 сентября в селе Медведивка, откуда когда-то началась Колиивщина, состоялась рада атаманов. Степовой-Блакытный был избран главным атаманом повстанческих отрядов, действовавших в районе Холодный Яр-Елисаветград-Чигирин. Под его командованием собралось около 25 тысяч боевиков – столько же, сколько было в армии УНР! И хотя не все они были вооружены – это была крупная сила, способная решать стратегические задачи.

В этой связи на раде обсуждалось два плана: выступить навстречу армии УНР или идти на Киев. Последнее предложение особенно отстаивал командир “спецназа” Степной дивизии атаман Чорный Ворон (бывший студент Екатеринославского горного института Мыкола Скляр). Однако, в итоге, атаманы большинством голосов приняли более осторожное решение: удерживать занимаемый район в тылу Красной армии, дожидаясь подхода польско-украинских войск.

Это выжидание имело роковые последствия. После того, как 12 октября было достигнуто перемирие с поляками, красное командование перебросило часть сил против Врангеля и на “ликвидацию повстанческой занозы” в районе Черкасс. Причем, следуя на врангелевский фронт, Первая конная армия огнем и мечом прошлась по повстанческим районам. В такой ситуации Пестушко вынужден был сложить с себя обязанности главного атамана и срочно вести своих бойцов спасать родные села. В столкновениях с буденовцами дивизия потеряла до трети состава, был полностью уничтожен отряд Черного Ворона. В условиях неблагоприятных для продолжения партизанской борьбы, в ноябре 1920-го Пестушко вынужден был расформировать дивизию.

Другой 1920 год: план Макиндера

В ситуации шаткого равновесия сил, исход борьбы осенью 1920-го во многом был предопределен действиями двух атаманов. Кость Пестушко уклонился от активных боевых действий против большевиков, Нестор Махно – пошел с ними на союз. Однако, оба они колебались, раздумывая над альтернативными вариантами действий. Вполне возможно, что мог наступить момент – точка бифуркации – под влиянием которого были бы приняты иные решения.

Представим, что рада повстанческих атаманов в Медведевке решает-таки идти на Киев или ударить в тыл красным войскам, действовавшим против армии УНР. В то же время, Махно прислушивается к совету соратников, отговаривавших его от союза с красными. Батька, уклоняясь от больших боев, продолжает партизанить в районе Изюм-Старобельск.

В реальной истории большевикам удалось перебросить против Врангеля крупные силы – как с польского фронта, так и с махновского – и скинуть черного барона в Черное море. Действуй атаманы иначе, большевики, даже в условиях перемирия с поляками, не смогли бы этого сделать, а вынуждены были бы защищать Киев и тылы Южного фронта.

В таких условиях наступление Русской армии генерала Врангеля, армии УНР и белорусской Народно-добровольческой армии генерала Станислава Булак-Балаховича, даже без участия поляков (но при их поддержке) могло бы оказаться более успешным.

Большевикам удается отбить повстанческое наступление на Киев и загнать атаманов обратно в холодноярские леса. Но в это время, примерно 10-20 ноября, армии Петлюры и Врангеля встречаются в районе Черкасс. Наученные горьким опытом 1919-го, петлюровцы и врангелевцы устанавливают демаркационную линию и начинают совместные действия против большевиков. В то время, как украинская армия все усилия приложила к тому, чтобы овладеть Киевом и удержать город, самым ценным трофеем белых становится Одесса.

Видя такое развитие событий, Пилсудский настаивает на продолжении военных действий. В итоге, под напором обстоятельств, большевики соглашаются принять польские условия мира: границу 1772 года.

В этих рамках Пилсудский планировал создать под польским протекторатом украинское и литовско-белорусские государства. Перед началом советско-польской войны Пилсудский и Петлюра заключили договор, согласно которому украинско-польская граница шла по линии: Збруч – дальше, в кременецком, дубенском и ровенском уездах, подлежала уточнению – дальше по северной границе Минской губернии (примерно соответствует современной украинско-белорусской) до пересечения с Припятью и до ее впадения в Днепр. Восточную и южную границы УНР Польша гарантировала по линии границы Речи Посполитой 1772 года (Днепр-Чигирин-Шпола-Умань-Балта-Днестр). Дальше на восток от этой линии польская армия не обязывалась помогать украинской.

Таким образом, создались условия для реализации планов Пилсудского и британского комиссара на Юге Росси Хелфорда Маккиндера об антибольшевистском альянсе новообразованных государств от Финляндии до Кавказа (см. карту http://img132.imageshack.us/i/mckndr2cg5.gif/).

Под протекторатом Польши создаются белорусско-литовская и украинская республики. В Крыму, Причерноморье и Приазовье удерживает позиции южнорусское правительство Врангеля. Возможно, в таких условиях отстояла бы независимость Грузия (захваченная большевиками весною 1921 года). Кроме того, продолжение противостояния между УНР, белыми и красными давало шанс Махно. Его Южноукраинская трудовая федерация вполне могла бы стать буфером между белыми и красными, каким в 1920-1922 годах была Дальневосточная республика.

Таким образом, могла бы создаться ситуация, когда Украина оказалась бы вновь разделенной по Днепру, а не по Збручу.

«Пілсудський міг створити під своїм політичним впливом українсько-білоруський буфер між Польщею та Росією, — писал о тех событиях офицер армии УНР (впоследствии служивший по контракту в польской) Яков Гальчевський. ­– Відпала [від союзу з Польщею] Литва, але її місце “хотіла” зайняти Україна (свідомо чи несвідомо – це інша річ) в особах своїх тодішніх репрезентантів. Ідея… була близька до здійснення і великих перепон не було. Чи Україна на тому виграла б чи програла? Мені здається, що Україну в замаскованій федерації з Польщею чекала би така сама політична доля, як УССР під Москвою».

* * *

Ничего этого, однако, не произошло. Не удержав перешейки, 10-15 ноября генерал Врангель эвакуировал Русскую армию из Крыма. А через неделю, 21 ноября за пограничный Збруч отступила армия УНР. Так 90 лет назад закончилась украинская национально-освободительная борьба и российская гражданская война.

В марте 1921 г. в Риге был подписан советско-польский мирный договор. Поскольку варшавский договор Пилсудского-Петлюры был тайным и его не ратифицировал Сейм, поляки не считали себя обязанными его выполнять.

После расформирования дивизии Кость Пестушко зимою 1920-1921 гг. прятался по хуторам и селам Елисаветградщины. Уходя от преследования, он постоянно передвигался, проходя зимними ночами десятки километров. Весною он решает пробираться на запад, чтобы перейти советско-польскую границу. Но сначала атаман наведался в родное село, чтобы попрощаться с родителями и невестой. Тут он был выслежен чекистами и застрелен 29 апреля 1921 г.

А через четыре месяца – 28 августа 1921 года – Нестор Махно во главе отряда в 77 сабель (все, что осталось от его некогда многотысячной армии), разгромив на прощание погранзаставу, переходит советско-румынскую границу.


Источник: “https://ord-ua.com/2010/10/30/atamanskaya-alternativa-1920-goda/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя